Как финские диверсанты добрались до Вологодской области

Как финские диверсанты добрались до Вологодской области

Из архивов управления ФСБ по Вологодской области (собрано С.Кононовым)

Из дневника финского радиста:

“16 июня 1943 года. В 23-40 были уже на месте. Устройство и расставание 23-55. 17 июня 1943 года. 0-40. В укрытии под елью устроили костер. Варили чай. Чувствуется тяжесть вещевого мешка, как и прежде.
9-00 – 10-40. В трех с половиной километрах от острова топкое болото. Нужно строить гать метров 60. Тонули в болоте по колено. В сапогах вода. Патте хотел пройти, но потонул в болте. Пришлось вытаскивать. Комаров и деревьев до чертиков.
18 июня 1943 года. 16-40. Видели красивого большого лося. Он нас тоже увидал, но даже не побежал. Патте хотел сфотографировать его, но не удалось. Лось убежал, только голова мелькнула из-за деревьев.
19 июня 1943 года. Пошли с Патте в деревню Мальян. В 11 домах живут. Дома в плохом состоянии. Население пыталось заниматься земледелием. Сеяли рожь и картошку. В двух местах необработанная земля. Ходили по центру деревни и никого не видели.
21 июня 1943 года. 10-45. Видели поля, посеянные рожью – вдали от деревни плохие, ближе к деревне средние и даже хорошие. Пошли втроем: Патте, Эйно и я. В деревне увидели трех девочек, собирающих щавель. Мать из щавеля сварит кисель. Отцы и сыновья в армии, хлеба нет. У старшего в деревне живут четыре красноармейца.”

21 июня в два часа дня в Вытегорском районном отделе НКВД было получено срочное сообщение, что около деревни Пустынька Плосконивского сельского совета неизвестными лицами, одетыми в красноармейскую форму убит сержант воинской части N 1065 Котляров К.А.
Появление подозрительных личностей насторожило немногочисленный состав красноармейского поста в деревне Пустынька. Они решили задержать их, но меткий выстрел Патте оборвал жизнь сержанта Котлярова. В областном управлении НКГБ поначалу предположили, что это могут быть три парашютиста-разведчика.
Поэтому на поиск и поимку парашютистов были направлены 40 бойцов вытегорского истребительного батальона, одетых в обычную гражданскую одежду, полувзвод из войск охраны тыла в количестве 13 человек и 17 человек из батальона морской пехоты.
До 24 июня восемьдесят человек не смогли настигнуть легко ускользающую финскую группу. Три команды подчинялись разным командирам, и согласовать свои действия не смогли. Только когда неизвестных заметили в 4 километрах от Анненского моста, из Вологды специальным автобусом 26 июня выехали специалисты-пеленгаторщики радиоотделения ленинградского УНКГБ, которое базировалось в Вологде и имело название “Объект N 21”.

Из дневника:

“26 июня 1943 года. Район Девятин. В метрах 500 от озера на юг – лагерный пункт. Работают мужчины и женщины. Возможно, что это военнопленные, так как видели трех военных, которые их охраняют. Руководство на месте”.
“28 июня 1943 года. Ширина канала 30 метров. Две плотины. Деревянные не механизированные, применяется ручной труд. Охрана – гражданский с винтовкой. У входа в плотину ожидали плоты. Шлюз открыли две женщины. Женщины, которые были на плотах, были изнурены. По-видимому, вшивые, об этом можно судить, потому что они все время чесались”.

До 29 июня поиск финских разведчиков велся в основном силами бойцов истребительных батальонов и солдатами войск охраны тыла. События у Анненского моста поздним вечером 29 июня заставили включить в розыск и поимку финской разведгруппы все силы контрразведки “Смерш” и УНКГБ, УНКВД и войск охраны тыла.
Уже с 21 июня была усилена охрана военных объектов, канала, лагерных пунктов по пути вероятного движения финских разведчиков. Пеленгаторы регулярно показывали места выхода рации в эфир.
Но результат был неожиданным. Такого еще не было в истории действий разведывательно-диверсионных групп – как немецких, так и финских – на территории Вологодской области. Захвачен, допрошен и убит офицер. Да не просто армейский офицер, а следователь военной прокуратуры города Череповца!

Из дневника:

“29 июня 1943 года. 23-30. На Пуозерской дороге заметили двух человек. Думали, что это гражданское население, и хотели продолжать путь. Установили, что второй в военной форме. Один был старший лейтенант, а другой – женщина. Отвели их в лес допросить. Неожиданно мужчина вырвался из рук и побежал. Побег закончился тем, что его убили.
Документы забрали, а также погоны со знаками различия. Женщину увели в лес и допросили, завязав глаза, после чего отпустили. Женщина сказала, что о нас знают и ищут. Карелы отсюда эвакуированы в другие места на юг. О канале и работе там ничего не знает. Она не жена старшего лейтенанта, а жена другого, имеет ребенка семи месяцев”.
“30 июня 1942 года. 22-20 встретились с русскими. Их было не менее десяти, видимо нас преследуют. У них автоматы и пулемет. Хейкки потерял свой пистолет-пулемет, а другие плащ-палатки. Огнем заставили русских залечь, таким образом, ушли от преследования”.

30 июня на место события для личного руководства операцией по поимке финских разведчиков выехали начальник Вологодского УНКГБ полковник Галкин и начальник контрразведки 7-й Армии полковник Добровольский.
Пеленгаторы дали засечки очередного выхода рации в эфир.
Ближайшей поисковой группой оказалась группа из десяти человек 31 Отдельного батальона морской пехоты под командованием старшего лейтенанта Полтавского.
Хорошо тренированные морские пехотинцы шли по следу финнов целый день до поздней ночи. В половине двенадцатого они неожиданно были обстреляны из засады финскими разведчиками. Короткий огневой контакт закончился тем, что финны побросали часть имущества и, отстреливаясь, ушли в вглубь леса. Это случилось в 6 километрах от деревни Костручи. Нерешительность группы преследования позволила финнам скрыться.
С этого момента разведдеятельность финнов практически прекратилась. Началось отступление и поиски обратного пути за линию фронта. Преследование велось и днем, и белыми ночами. Радиопеленгаторы неумолимо показывали пункт нахождения группы. В эфир летят радиограммы с просьбой о помощи и спешной эвакуации. Самолеты сбрасывают в условных точках контейнеры с грузом.

Из дневника:

“1 июля 1943 года. 10-00. …воды выше колен, прошли 150 метров, опять вода превышает колени, болото становится все хуже и хуже. В самом центре ручеек. 19-30. Опять на Пудожской дороге. Слышно в северной части 10 едущих на лошади”. Это была одна из последних записей в дневнике финского радиста-разведчика. Потому что…

Выстрелы по группе из десяти человек охраны войск тыла под командованием старшего лейтенанта Хромова, прочесывающей местность на направлении вероятного отхода противника, определенного по данным радиопеленгации, раздались неожиданно.  Опытные бойцы, не промедлив ни секунды, открыли автоматный и пулеметный огонь.
Хромов понял, что застал финнов на отдыхе. Они побросали карты, документы убитого следователя прокуратуры, дневник финского радиста, резиновую лодку, грузовой парашют и контейнеры от груза, сброшенного с последнего самолета. Несмотря на позднее время и предельную усталость бойцов, Хромов приказал продолжать преследование, но финны сумели и в этот раз ускользнуть.  Двое суток продолжалось преследование финнов группой Хромова.

Наконец, в 7 часов вечера 4 июля девять уставших бойцов и их командир настигают финских разведчиков в 6 километрах к востоку от берега Ковжского озера. Снова бой. Перестрелка была короткой и жесткой. Финны – отличные стрелки и прошли хорошую боевую подготовку. Бой ими был выигран. Группа преследование потеряла красноармейца Гришина. Смертельно ранен был и командир группы старший лейтенант Хромов…
Над северной частью Ковжского озера в половине первого ночи 5 июля появился двухмоторный гидросамолет. Приняв костры поисковой группы за сигналы своих разведчиков, стал заходить на посадку, но… Из ручного пулемета самолет был обстрелян, получил повреждения и левым виражом ушел на вынужденную посадку на озеро Тугаш, что находится в 4 километрах севернее Ковжского.
Засада на озере Тугаш вновь обстреляла самолет и захватила трех членов экипажа. От них “смершевцы” и узнали, что в составе разведгруппы,которая “гуляет” по советским тылам уже почти девятнадцать суток, входит восемь хорошо подготовленных финских разведчиков.

СОВ. СЕКРЕТНО. НАЧ. ШТАБА ИСТРЕБИТЕЛЬНЫХ БАТАЛЬОНОВ НКВД СССР ПОЛКОВНИКУ ТОВ. ТРОФИМОВУ. СПЕЦСДОНЕСЕНИЕ.

О результатах операции по группе финских разведчиков в период 21 июня – 11 июля 1943 года.

… в 13-00 9 июля 1943 года одна из поисковых групп, выделенная майором Романовым под командованием уполномоченного контрразведки “Смерш” 7-й армии капитана Попкова, идя по следам противника, совершила явно преступное действие.
Капитан Попков вместо соблюдения всех мер предосторожности и маскировки, находясь от противника в 100-150 метрах, открыл стрельбу по тетереву, чем предупредил противника и обнаружил перед ним свою группу. Со стороны противника из засады по поисковой группе была открыта стрельба из автоматов, в результате которой Попков был ранен в ногу.
Подоспевшая к месту боя команда из шести моряков проявила нерешительность, граничащую с трусостью, чем дала возможность противнику скрыться…

НАЧАЛЬНИК УПРАВЛЕНИЯ НКВД ВО ПОЛКОВНИК ГОСБЕЗОПАСНОСТИ СВИРИДОВ
НАЧ. ШТАБА ИСТРЕБ. Б-НОВ УНКВД ВО МАЙОР ЛОМАКИН

Финской группе удалось вырваться за линию фронта. Ночью 10 июля 1943 года, обманув войсковые засады на Ямсорском озере, гидросамолет финской разведки забрал всю восьмерку своих разведчиков.

ИЗ СПЕЦДОНЕСЕНИЯ.

“…подбить гидросамолет не смогли. Гидросамолет находился на озере 10-15 минут и безнаказанно улетел. Произведенным 10 июля 1943 года тщательным обследованием посадки самолета на берегу озера были обнаружены следы костров и две гильзы из-под выпущенных ракет.
Группа пеленгаторов работу рации противника в течение нескольких дней не фиксировала. Не было сомнения, что группа противника была снята гидросамолетом, делавшим посадку на озере Ямсорское.
По факту провала операции группы финских разведчиков контрразведкой “СМЕРШ” 7-й армии проводится расследование.”

Однако тогда улетели не все. Вот что известно об этой группе с финской стороны:

“Зам. командира группы обвинил командира в фактическом предательстве (ведение и потеря дневника в боевых условиях, что поставило группу под удар и могло сорвать выполнение заданий командования).
Он предложил разделить группу. В результате, заместитель с одним из членов группы проделал почти трехсоткилометровый марш по дремучим лесам, выйдя жестоко раненным к частям финской армии, напарник его покончил жизнь самоубийством после подрыва на финском минном поле.”
Петрозаводская школа финской разведки, или Петрозаводская разведшкола, была самой крупной. Начальником разведывательной школы с июня 1943 по февраль 1944 был бывший командир 2-го батальона 268-го стрелкового полка 186-й стрелковой дивизии РККА А. В. Владиславлев, до того старшина финского концлагеря № 1 для пленных советских офицеров.
После перемирия с СССР Владиславлев написал официальное заявление с просьбой оставить его в эмиграции на территории Финляндии, однако он был выдан Советскому Союзу и в мае 1945г. по приговору военного трибунала – расстрелян.


Источник

Добавить комментарий