Генерал СС расхваливает Красную Армию. 1941 год

Генерал СС расхваливает Красную Армию. 1941 год

«…следует сказать, что все были поражены упорством и умелыми действиями русских войск, которые — в отличие от некоторых эпизодов Западной кампании, — несмотря на всю ожесточенность боев и решимость биться до последнего бойца, всегда сражались корректно и честно».

«На рассвете 22 июня 1941 года внезапно начался сильный обстрел из всех калибров дальнобойной артиллерии русских позиций на восточном берегу Буга и в дальнем тылу.
Эскадрильи немецких бомбардировщиков и истребителей непрерывными волнами пролетали над расположением полка, который только что получил приказ подготовиться к выступлению. Так началась роковая война с Россией!
Начали поступать долгожданные первые сообщения о том, что русские, занимавшие позиции на берегах Буга, были захвачены врасплох. Сообщалось также об удачной переправе через Буг, о тяжелых боях в Бресте и в его окрестностях, об огромных потерях русских и об их беспорядочном отступлении на других участках фронта.
С большим интересом мы наблюдали за завязавшимися воздушными боями с плохо подготовленными русскими летчиками, и все радовались нашему абсолютному превосходству в воздухе. Повсюду быстро разгорались все новые и новые бои.

На рассвете 7 июля, быстро заняв исходные позиции, полк начал атаку, которую возглавил 3-й батальон под командованием штурмбаннфюрера СС Кумма.
Пройдя через передовые позиции 11-го полка, подразделения полка СС «Дер Фюрер» завязали ожесточенный бой в заболоченной, поросшей густым лесом местности с цепко оборонявшимся, но затем все-таки начавшим отступление противником.
Во время этого стремительного наступления были уничтожены пехотная и артиллерийская колонны русских и взято много пленных. Однако затем передовые отряды 3-го батальона попали в заранее подготовленную вражескую засаду.
Яростный огонь из всех видов оружия и первое появление на поле боя огнеметных танков вызвали замешательство в рядах наступавших и вынудили их перегруппировать свои силы.
После проведенной разведки выяснилось, что противник отступил на восток в сторону населенного пункта Заболотье, двигаясь вдоль единственной проселочной дороги, ведущей через заболоченную, поросшую дремучим лесом местность.
Таким образом, продолжив продвижение вперед, 3-й батальон сначала не встречал никакого сопротивления врага, и только ближе к полудню он снова вошел в соприкосновение с противником, которое вскоре переросло в ожесточенный бой.

После того как разведка донесла о сосредоточении впереди крупных вражеских сил, полк, следовавший маршем по обе стороны от лесной дороги, развернулся для атаки силами 3-го батальона справа и 1-го батальона слева.
Как только передовые отряды выбрались из леса, они натолкнулись на крупные силы противника, который окопался на открытой местности за насыпью и оказывал яростное сопротивление при эффективной поддержке своей артиллерии, которая часто вела огонь прямой наводкой.
При допросе пленных выяснилось, что полку СС «Дер Фюрер» противостояла 100-я танковая бригада русских, которая особо отличилась еще во время зимней кампании против Финляндии и относилась к элитным соединениям Красной армии.

Ввиду сложившегося положения полк решил продолжить атаку только после планомерного занятия нового исходного положения, включая ввод в бой тяжелого вооружения.
Была подтянута и с большими трудностями размещена на позициях артиллерия. На командные пункты батальонов и рот были направлены офицеры связи и наблюдатели.
После массированного огня изо всех видов оружия проведенная после полудня атака закончилась полным успехом. Однако благодаря хорошей выучке и умелому руководству русским удалось организованно отойти на восток и оторваться от преследовавших их 1-го и 3-го батальонов полка СС «Дер Фюрер».

Только ближе к вечеру 3-й батальон снова натолкнулся на противника западнее деревни Заозерье. После короткой, но ожесточенной схватки он заставил противника отступить и занял эту деревню. Из-за приближавшейся темноты командир полка приказал остановить дальнейшее наступление.
Ввиду запутанности положения на обширных российских просторах и полной оторванности полка от основных сил дивизии 1-му и 3-му батальонам было приказано в ночь с 8 на 9 июля занять круговую оборону западнее Заозерья.
В самом начале ночи в расположение полка вернулись основные силы 2-го батальона, который охранял штаб дивизии, следовавший за полком.
На рассвете 8 июля по периметру круговой обороны полка в разных местах враг открыл постепенно нарастающий огонь по позициям полка. После нескольких незначительных отвлекающих атак в 3:00, проведя короткую, но интенсивную артиллерийскую подготовку, противник атаковал 3-й батальон в Заозерье.

В охваченной огнем деревне завязался бой, однако противник так и не сумел занять ее. Осознав бесперспективность своего наступления и понеся большие потери, примерно в 9:00 враг наконец прекратил атаки и отошел в юго-восточном направлении, в лесистую местность юго-восточнее Заозерья.
Согласно приказу 3-й батальон во главе с 10-й ротой под командованием гауптштурмфюрера СС Мейера начал преследование. Однако противник снова так хорошо окопался на опушке леса, разместив в густых кронах деревьев снайперов, что дальнейшее продвижение вперед было чревато большими потерями.
В заключение этих заметок о первых серьезных боях полка в России следует сказать, что все были поражены упорством и умелыми действиями русских войск, которые — в отличие от некоторых эпизодов Западной кампании, — несмотря на всю ожесточенность боев и решимость биться до последнего бойца, всегда сражались корректно и честно.

Недостроенная оборонительная линия Сталина находилась на восточном берегу Днепра. На западном берегу у русских имелось несколько хорошо укрепленных плацдармов.
10 июля в ходе разведки патруль полкового взвода бронемашин под командованием оберштурмфюрера СС Шнайдера обнаружил такой вражеский плацдарм с хорошо укрепленной системой траншей и проволочных заграждений на высоте 215 западнее Шклова.
Полку предстояло наступать по открытому, хорошо просматриваемому с высоты 215 пространству, которое, кроме того, было так густо покрыто минными полями, что делало его непреодолимым для любого транспортного средства.
По этой причине полк бросил в атаку на высоту 215 два батальона при активной поддержке всего тяжелого оружия. 2-й батальон наступал справа, а 1-й батальон — слева.
Завязался ожесточенный, кровопролитный бой, каждую пядь земли приходилось отвоевывать ценой больших потерь. Многочисленные попытки прорвать вражеские оборонительные позиции на высоте 215 в ходе рукопашных схваток потерпели неудачу.

Наконец, уже вечером штурмовая группа обершарфюрера СС Блауенштайнера из 5-й роты первой сумела пробить брешь во вражеских позициях и с помощью подоспевших других штурмовых групп и тяжелого оружия захватила семь огневых точек русских.
Таким образом, еще до наступления темноты эта господствующая высота, которую русские войска защищали с таким упорством, была взята. В руках нашего полка оказались богатые трофеи и большое число пленных, среди которых было много гражданских лиц, даже женщин и девушек, они храбро сражались вместе с красноармейцами.
Время до полудня 11 июля было заполнено дальнейшим продвижением к Днепру, очисткой прилегающей местности от последних остатков вражеских сил, разведкой наиболее удобных мест для переправы через Днепр и подготовкой полка к форсированию реки.
Каким же было наше удивление, когда после налета наших пикирующих бомбардировщиков русские войска без боя оставили хорошо укрепленные позиции линии Сталина на восточном берегу реки!

Начало Восточной кампании ознаменовалось страшной жестокостью. Мы все твердо убеждены в необходимости такой борьбы, мы верим в наше руководство и в свои собственные силы и не сомневаемся в победоносном исходе и этого столкновения.
Но, несмотря на непоколебимую твердость наших убеждений, несмотря на уверенность в своих силах, нас охватывает чувство одиночества, когда мы — следуя за передовыми танковыми отрядами — продвигаемся вперед по бесконечным российским просторам. Мы не разделяем безрассудный оптимизм многих, кто надеется встретить Рождество 1941 года снова у себя на родине.
Для нас Красная армия является «таинственным незнакомцем», с которым нужно считаться всерьез и которого нельзя недооценивать. Конечная цель этой борьбы лежит в незримой дали.» — из записок бригадефюрера СС (в 1941-м) Г.Кепплера, командира полка «Дер Фюрер» из дивизии СС «Дас Райх».

Источник

Добавить комментарий