Роскосмос реанимирует программу освоения далеких планет

Роскосмос реанимирует программу освоения далеких планет

Россия «возвращается» на другие планеты. Роскосмос и ЦНИИмаш активизировали работу по теме биомедицинского сопровождения будущих инопланетных миссий в рамках большого проекта «Пастораль», запущенного три года назад. Что ждет человека на Луне и Марсе? С какими трудностями они там столкнутся? На эти вопросы должны ответить специалисты Института медико-биологических проблем (ИМБП РАН), предварительно расставив приоритеты. О том, как будет строиться работа, о первых предложениях биологов и психологов нам поведал заведующий лабораторией ИМБП, заместитель руководителя программного комитета серии изоляционных экспериментов SIRIUS Вадим ГУЩИН.

Презентация проекта. Фото: ИМБП

И наше, и американское космические агентства сформулировали медицинские риски, существующие для длительных, межпланетных космических полетов. На основании этого ученым предстоит создать дорожную карту — что и в какие сроки должно быть выполнено в соответствии с программой развития космонавтики до 2025 года и далее (в программу заложено более 2-х миллиардов рублей). Есть радиационные риски и риски неблагоприятного воздействия на организм гипомагнитной среды, на которые пока нет ответа. Есть проблемы управления роботами, которыми будут управлять с орбиты, есть риски психологические.

«Приятно, что в связи предстоящими длительными полетами кто-то наверху опять задумался об этом, — говорит Вадим Гущин. — В РКК «Энергия» строится корабль «Федерация», и надо решать проблемы, связанные с предстоящими полетами на Луну и Марс, которые будут отличаются от орбитальных. К ноябрю этого года мы должны сформулировать приоритеты рисков, а затем, в течение двух лет определить, что и как нужно модифицировать в медико-биологическом обеспечении экипажа».


Вадим Гущин представляет новый проект. Фото: ИМБП

Еще три года назад, когда «Пастораль» только запускалась, сотрудники ИМБП РАН предложили ряд идей для дальних полетов: создание на борту корабля центрифуги для создания искусственной гравитации, использование оранжереи не только, как места для выращивания пищевых видов растений, но использования ее в качестве средства психологической поддержки. Была еще очень красивая идея использования роботов-помощников, не только для переноски грузов, но и в качестве некоего подобия домашних питомцев, которые могли бы пообщаться с космонавтом, отреагировать звуками на какие-то его слова. К примеру, сейчас, когда космонавт Федор Юрчихин остался на МКС в одиночестве (в российском сегменте станции), ему, по словам Гущина, очень пригодился бы такой помощник и для физической и для моральной поддержки. Ну а если говорить о полноценном экипаже, который после 2030 года полетит на Луну, для него будет важным комплектование по психологическому соответствию членов команды для профилактики возникновения конфликтов.

Но есть и более свежая новость, которой делится психолог. Во вторник в ИМБП РАН был представлен проект нового космического тренажера для отработки операций по управлению напланетным ровером. Тренажер создали специалисты мехмата МГУ и отдела психологии и психофизиологии ИМБП. Он чем-то сродни тренажеру, на котором сейчас на борту отрабатывают свои навыки ручной стыковки с космическим кораблем космонавты МКС.


Директор ИМБП Олег Орлов испытывает новый тренажер. Фото: ИМБП

Новая программная аппаратура состоит из компьютера, шлема виртуальной реальности и физиологических датчиков, которые позволяют оценивать цену психо-физиологических затрат операции. Иными словами специалисты определят, как часто замирает сердце оператора в рискованных ситуациях, насколько сильно он потеет, отличаются ли четкостью его движения.

«Во время работы на тренажере мы имитируем небольшую задержку связи от оператора к роботу, — такая обязательно будет возникать при дистанционном управлении ровером (с Земли до Луны сигнал идет несколько секунд, а вот до Марса — 20 минут), — говорит Вадим Игоревич. — Причем начнем отработку уже в этом году в серии изоляционного международного эксперимента Sirius, который мы планируем провести в нашем институте. Его первый отладочный эксперимент запланирован на ноябрь. Ну а после земных испытаний, будем поставлять аппаратуру на борт МКС, тренажер надо отработать и в космосе».


Презентация проекта ИМБП. Фото: ИМБП

В чем беда с теми многочисленными роверами, которые NASA забрасывает на Марс? Они часто ломаются из-за большой задержки сигнала с Земли. Операторы просто не успевают послать команду «тормоз» при риске столкновения с препятствием. «Это все равно что вы увидите несущуюся на вас машину не за два километра, а за полтора метра, — комментирует Гущин. — Когда наш институт в 60-е годы готовил программу управления луноходом, при отборе операторов, выяснилось, что управление даже с незначительной задержкой сигнала, вызывало большие проблемы. Мы привыкли получать результат сразу, а те жмут на тормоз, а машина не тормозит, машинально жмут сильнее, в результате чего машина вообще становится на дыбы… А что будет при 20 минутной марсианской задержке?».

В программе освоения Луны есть стадии, когда наш спутник изучается при помощи роботов. Управлять ими будут частично с Земли, а частично с лунной орбитальной станции. Так что к этому времени ученые должны будут подготовить хороших «водителей» роботов.

Источник

Добавить комментарий