Как мочили немцев в 1941 г.

Как мочили немцев в 1941 г.

«Артиллеристы — вперед!» — радировал передовой наблюдатель в тыл. Гауптман Брид, командир 2-го дивизиона 229-го артиллерийского полка, приступил к действию через долю секунды. Его машина достигла окраины села. Вспыхнуло пламя, прогремел взрыв — минное поле.
Левое переднее колесо автомобиля Брида взлетело в воздух. Судьбу первой машины разделила и машина наблюдателя, попытавшегося свернуть с дороги. Получивший приказ «Саперы — вперед!» 229-й инженерно-саперный батальон занялся обезвреживанием мин.
Между тем выдвинувшиеся на позиции орудия 2-го дивизиона оказывали огневую поддержку пехоте. Появились первые пленные. Один из них, невысокий украинец, говорил по-немецки. Слова его вызывали доверие. Переводчики дали ему хлопчатобумажную форму с нарукавной повязкой «Вермахт».

2 августа пехотинцы вновь пошли в бой. Целью была главная дорога из Смоленска в Рославль. Для 347-го пехотного полка выдался особенно трудный день. Батальоны оказались на сильно пересеченной местности, атакуемые противником в заболоченном лесу, и продвигались с большими потерями.
Русские вновь продемонстрировали свое искусство воевать в зарослях кустарника и деревьев, безошибочно маневрируя в непроходимом подлеске. Их позиции, расположенные не на опушке, а глубоко в лесу, были превосходно замаскированы; дзоты и окопы устроены с дьявольской изобретательностью.
Они имели только задний сектор обстрела, оставаясь совершенно незаметными спереди и сверху. Немецкие пехотинцы, ничего не подозревая, углублялись в заросли и получали пулю в спину.

Кроме того, русские показали себя мастерами просачиваться на немецкие позиции. Двигаясь поодиночке, они держали связь с товарищами в чаще, имитируя крики животных и птиц. Проследовав немецкие позиции, красноармейцы собирались в штурмовые группы. Штаб 347-го пехотного полка на себе испытал «прелести» русской тактики.
В 02.00 раздалась команда «К бою!», тут же прозвучали выстрелы. Русские находились рядом со штабом полка. Они окружили его и, держа наперевес винтовки с примкнутыми штыками, ворвались в дом, где спали офицеры.
Адъютант, дежурный офицер и начальник медслужбы полка полегли у входа в сторожку лесника. Унтер-офицеры и личный состав штаба были перебиты прежде, чем успели схватиться за пистолеты и карабины.
Командиру полка подполковнику Бремеру повезло: он успел спрятаться за поленницей и в течение двух часов отстреливался из автомата. В конечном итоге Бремера выручили артиллеристы.

Между тем 332-й пехотный полк достиг главной дороги Рославль-Смоленск. Обер-лейтенант Веде с 10-й ротой блокировал дорогу и штурмом взял село Глинки. Красноармейцы в Рославле осознали создавшуюся для них угрозу окружения.
Сев на грузовики, они выехали из города и попытались выбить 10-ю роту с занятых ею позиций. Они забрасывали немцев гранатами, поливали очередями из пулеметов и автоматов. 10-я рота держалась, но после полудня упорство ее солдат иссякло, и русские отбили село.
Для того чтобы контратаковать немедленно, лейтенант Веде собрал в кулак все, что имел, и поставил под ружье снабженцев, сапожников, поваров. Ударив по врагу, он выбил красноармейцев с их позиций, но во второй половине дня они снова овладели Глинками. Еще одна контратака. Дом за домом отбивали немцы с огнеметами и гранатами в руках. Селу еще не раз предстояло перейти из рук в руки.

В воскресенье, 3 августа, 197-я пехотная дивизия оказалась в сложной ситуации из-за того, что 347-й пехотный полк значительно отстал. Советский войска пытались прорваться на границе между 347-м и 321-м пехотными полками. Артиллеристы палили из всех стволов.
В довершение всех неприятностей зарядили дожди. Дороги превратились в вязкое месиво. В 16.00 лейтенант Веде погиб на подступах к Глинкам. 321-й пехотный полк отчаянно сражался за жизнь. Некоторые его подразделения оказались в окружении, и им пришлось отбиваться от противника со всех сторон.» — Боевой журнал гауптмана Кюпперса, офицера штаба 197-й пехотной дивизии.

Источник

Добавить комментарий