Новый спор между США и Россией: теперь делим Луну

Новый спор между США и Россией: теперь делим Луну

Американцы, похоже, затевают новую лунную гонку. На днях администрация президента США Дональда Трампа как будто случайно допустила утечку внутренних переговоров с NASA о возможностях добычи и коммерциализации космических ресурсов и технологий. Учитывая, что годом ранее американское космическое агентство уже начало выдавать «космические» лицензии своим частным фирмам, создавать международные рабочие группы по разработке технологий добычи полезных ископаемых на Луне и астероидах, может показаться, что процесс запущен на всю катушку.


фото: pixabay.com

Что если Россия, которая пока не является членом ни одной из указанных групп, останется в стороне? Как вообще планируется делить в будущем недра Луны и астероидов с другими космическими агентствами, особенно если те высадятся туда первыми? Об этом мы побеседовали с начальником Отдела взаимодействия с международными организациями Департамента международного сотрудничества ГК «Роскосмос» Василием ГУДНОВЫМ, который в составе российской делегации принимал участие в работе 56-й сессии юридического подкомитета Комитета ООН по мирному использованию космического пространства (COPUOS) в Вене.

— Василий Михайлович, западные СМИ, в частности издание Motherboard, утверждают, что NASA в ответ на запрос Белого дома очень радужно описало свои планы покорения Луны и астероидов. К примеру, указало, что у него есть несколько программ по коммерциализации лунных ресурсов, которые уже привлекли внимание промышленников. В ближайших же планах космического агентства значится миссия по возвращению образцов материалов с южного полюса Луны для научных исследований. Не может ли оказаться так, что Россия отстанет от своих западных конкурентов и упустит выгодные территории на Луне?

— У нас существует Договор 1967 года о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела. Это одно из основных международных соглашений по космосу, и его вторая статья четко говорит о том, что космические объекты не подлежат национальному присвоению ни путем провозглашения на них суверенитета, ни путем использования или оккупации, ни любыми другими средствами. Данная статья в силу ее декларативного характера и цитируемости в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН является фундаментальным правовым принципом и нормой международного права. Несмотря на то что этому Договору уже 50 лет, он действует, а значит, никакая дележка Луны или астероидов невозможна.

— На государственном уровне — да. Но не появится ли документ, разрешающий такую деятельность частным компаниям типа SpaceX или New Shepard?

— В соответствии с положениями статьи VI названного Договора государства несут международную ответственность за национальную деятельность в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела, независимо от того, осуществляется ли она правительственными органами или неправительственными юридическими лицами.

Кроме того, анализ все той же статьи II Договора показывает, что под запретом национального присвоения следует понимать запрет как публичного, так и частного присвоения.

Забирай колышки — уходи из кратера

— И тем не менее в прошлом году США приняли национальный закон, который предоставляет право частным американским компаниям возможность получения лицензии для разработки ресурсов небесных тел.

— Аналогичный национальный закон принят недавно и Люксембургом для своих граждан. Но это всего лишь возможность получения лицензии, а не права распоряжения ресурсами. Это способ на начальном этапе привлечь к проектам частные компании с большими финансовыми ресурсами, иначе, без лицензии, там никто пальцем не пошевелит. Еще раз хочу заметить, что в данном законе нет ни слова о разрешении использования космических ресурсов.

— Но нет и запрета…

— Совершенно верно, этот вопрос пока открыт и требует урегулирования.

— И сейчас, создавая международные рабочие группы, США предпринимают первые активные попытки такого урегулирования. Что если они разработают их исключительно под себя?

— Не исключено, что кому-то в США, может быть, и хотелось применить подобный захватнический принцип, который, возможно, сложился еще со времен Клондайка: «кто первый колышек забил, тому этот участок и принадлежит». Но с Луной и другими небесными телами так не получится. Луна не является территорией США, а может рассматриваться как объект всеобщего наследия, и, следовательно, американские предприниматели не имеют права забивать здесь свои колышки. Это полностью нарушало бы положения статьи II Договора.

— Судя по последним действиям американской стороны, она не всегда придерживается нормативных и этических принципов по отношению к другим государствам — иногда действует с позиции силы. Вот отдаст Трамп приказ установить границы на Луне, и как мы сможем этому противостоять?

— Не надо думать, что США могут делать что угодно, ни на кого не оглядываясь. Мы в случае, который вы описали, сможем дать адекватный ответ. Но первыми шум поднимут даже не космические державы, а развивающиеся страны Юго-Восточной Азии и Латиноамериканского и Африканского континентов, которые не меньше нас заинтересованы в равноправном использовании космических ресурсов на благо всех народов.

— На поднявшийся шум ядерная держава может и внимания не обратить.

— Безусловно, здесь подразумеваются определенные практические шаги. Добыча полезных ископаемых вне Земли — это крайне недешевое мероприятие. Частные компании, которые захотят инвестировать в лунные и астероидные проекты, будут очень заинтересованы в защите своих вложений. И теперь представьте, что на международном уровне могут последовать бойкот и санкции за нарушение Договора ООН: к примеру, никто не станет покупать их акции. Поверьте, финансовых и организационных механизмов для того, чтобы поставить слишком увлекающихся своей исключительностью на место, достаточно. Яркий пример тому то, что произошло с американской авиакомпанией, которая выгнала из самолета гражданина Китая: она, по разным оценкам, потеряла от 250 до 800 млн долларов! А это одна из крупнейших компаний США. Смею вас уверить, что примерно то же самое может произойти и в случае несогласованных действий со стороны NASA и частных американских компаний.

Как Россия остановила произвол в космосе

— Так, может, организованная в прошлом же году международная Гаагская группа по ресурсам — это и есть попытка «успокоить», «приручить» представителей других государств на случай непопулярных действий? Сколько стран входит в нее?

— Рабочая группа организована Консорциумом организаций с каждого континента. Основными партнерами Консорциума являются Институт воздушного и космического права и Лейденская юридическая школа Лейденского университета (Нидерланды), Католический университет Сантоса (Бразилия), Центр ресурсов, энергетики и права окружающей среды Университета Мельбурна (Австралия), Индонезийский центр воздушного и космического права Университета Паджаджаран (Индонезия), Фонд Secure World (США) и Университет Кейптауна (Южная Африка).

В принципе в эту группу могут войти при желании все 85 стран, представленные в Комитете ООН по космосу. Я не исключаю, что ее создание — это попытка заручиться поддержкой большинства европейских и азиатских партнеров. Но мы в ней тоже присутствуем, правда, пока в качестве наблюдателей. Это же просто дискуссионная площадка, где обсуждаются научно-технические возможности разработки ресурсов. Пока нам нет необходимости вступать в группу — нет понимания, зачем нам это вообще нужно вне площадки ООН.

— А зачем это нужно уже вступившим в группу странам?

— Образно говоря, они пытаются спроектировать гараж, к которому потом нужно купить машину. Это накладно, потому что в таком случае надо платить большой «налог на недвижимость».

Иными словами, членам группы придется в течение ближайших 2–3 лет вложиться в разработку схем-проектов по добыче ресурсов. Мы к этому пока не готовы в отсутствие понимания рентабельности и правовых основ.

— Ну а если выяснится, что добыча полезных ископаемых на Луне — дело выгодное, и страны Гаагской группы все-таки урегулируют между собой спорные вопросы?

— То у них все равно ничего не получится без согласия даже одной-единственной страны, к примеру России. Для этого мы в Вене внесли в повестку дня Правового подкомитета Комитета ООН по космосу пункт о правовых аспектах разработки, добычи и потребления космических ресурсов. Он предполагает принятие любого решения по созданию правовых механизмов по использованию ресурсов Луны под эгидой ООН — читай, со всеми странами, а не кулуарно.

Кстати, такой прецедент отторжения странами — членами Комитета ООН по космосу спорного проекта уже имел место. Евросоюз разработал так называемый Кодекс поведения в космическом пространстве и пытался навязать его всем странам в качестве регулятивного документа. Однако у международного сообщества возникли претензии как по процедуре разработки, так и по содержанию проекта документа, и европейцы получили отказ: либо, ребята, делайте сообща вместе со всеми, либо устанавливайте свои правила игры в космосе только для стран Европы, но в рамках международного права.

— Как же сложно странам договориться! Как вы думаете, на сколько лет могут растянуться дебаты по космическим ресурсам, если даже по этике не смогли сразу прийти к консенсусу?

— Переговоры могут затянуться минимум на год. А реальных результатов ждать придется не менее лет трех. Ведь проблема усложняется еще и отсутствием у ряда стран, не имеющих своих ракет, возможности верификации данных, то есть проверки истинных целей будущих миссий по добыче ископаемых. Кто им сможет гарантировать, что вместе с бурильной станцией на Луну не отправились аппараты двойного назначения, не строятся базы? И все это сейчас многие страны очень хорошо понимают, а потому не позволят пустить ситуацию на самотек.

На Луне как в Антарктиде

— Когда же российская сторона наконец поймет, нужна ей Луна или нет?

— У нас нет компаний с таким объемом инвестиций, как у Илона Маска (глава компании SpaceX. — Н.В.), а потому рисковать нам сложнее. И действовать придется поэтапно: сначала изучить поверхность Луны при помощи зондов, орбитальных аппаратов, потом высадить на поверхность луноход, который возьмет образцы грунта в тех же приполярных областях, на которые рассчитывают и американцы. Лишь после анализа этих образцов, оценки количества ископаемых и прогноза их будущего использования и рентабельности рассчитать, способны мы будем технологически и финансово на строительство баз на спутнике Земли или нет. Параллельно будем работать с зарубежными партнерами над совершенствованием международно-правового регулирования.

— Американцы, которые через 2–3 года обещают приступить к таким исследованиям, поделятся с нами результатами?

— Давайте их спросим!

— Предположим, Россия осознала выгоду активного освоения Луны. Есть ли у вас уже сейчас свое видение того, как мы могли бы работать там вместе с другими странами? Вот, к примеру, полетел на Луну китайский луноход, прилунился в каком-нибудь море Бурь. Что делать нам, если мы захотим сесть туда же?

— Думаю, что места хватит на всех. Полюса Луны не такие уж маленькие, чтобы мы могли там столкнуться. Даже на Красной площади люди не сталкиваются. На мой взгляд, мы примем в качестве рабочих те же принципы взаимодействия, которые существуют по исследованию Антарктиды (территории общепланетарного наследия) или по совместному использованию морских ресурсов. Напрямую использовать те законы, конечно, не получится, в них надо будет внести свои, «лунные» поправки, что-то позаимствовать, что-то исключить, придумать новое.

Я много раз повторял на различных международных форумах, что каждое государство действует в собственных интересах, но без учета интересов других стран невозможно развивать космическую деятельность в долгосрочной перспективе. Нужны кооперация и компромиссы — конечно, там, где это возможно.

Источник

Добавить комментарий